лотос, тысячелепестковый

ЗИМНЯЯ ИСТОРИЯ

Всю ночь валил снег. Утром все увидели, как изменился город. Солнце искрилось радужным сиянием на белоснежном покрове. Люди с детьми и собаками высыпали на улицу, захватив с собою кто санки, кто лыжи. Давно они не испытывали такую беспричинную радость, растворённую в морозном воздухе пропитанном солнцем. Чудом преобразился мир, и все важные дела, отступив на задний план, стали казаться малозначимыми. Повсюду чувствовалось беззаботно-радостное оживление и слышался счастливый смех. Всем хотелось выплеснуть своё праздничное настроение. Это чувство невозможно было удержать... https://www.proza.ru/2015/01/02/663
лотос, тысячелепестковый

ДОСКА ПОЧЁТА. Из дневника Ариадны Синичкиной

Декабрь 1989г.
Вселенная не знает отрицаний. Желая добра близким, говорите: "Будь здоров!", а не "Не болей", иначе эффект от пожелания будет обратным. Каждый раз, наступив на грабли, я получаю подтверждение этого правила. И убедилась в этом ещё раз, побывав в одном присутственном месте.
У них в холле висела доска почёта. На ней над рядом фотографий заглавными буквами было написано: "УКТ с АЖП".
Зная о любви советского народа к составлению имён и слов из первых букв лозунгов, я попыталась расшифровать этот лингвистический курьёз. Вспомнила ряд известных примеров: Вилор – Владимир Ильич Ленин, Даздраперма – Да здравствует 1 Мая, Кукуцаполь – кукуруза – царица полей, Лагшмивар – лагерь Шмидта в Арктике, но ни один не подходил. Мне не удалось самостоятельно разгадать эту аббревиатуру и я попросила объяснить смысл этих букв уборщицу, что старательно протирала и без того чистый пол. Она изумлённо посмотрела на меня. Ей казалось, что интеллигентные люди должны знать такие очевидные вещи. Она пояснила: "УКТ с АЖП – это Ударник коммунистического труда с активной жизненной позицией".
– Вот уж не хотелось бы мне висеть на такой доске, – сорвалось у меня с языка.
И что вы думаете, буквально на следующей неделе начальство объявило итоги соцсоревнования. В списке "УКТ с АЖП" была и я. Фото победителей было решено повесить на Доску почёта.
Профсоюз выделил деньги на фотографии. Из лучшей фотостудии, что на Арбате, был приглашен фотограф, который сделал наши снимки в формате А5.
Мне захотелось посмотреть на свою фотографию, прежде чем меня вывесят на всеобщее обозрение. Завотделом показала на стопку фотографий, лежащих у неё на столе. Я перебрала все, поразившись тому, как ужасно выглядели на фото мои коллеги, – толстые, старше своих лет, просто какие-то мордастые чувырлы, которых печатают в криминальных сводках.
Фотографу явно заплатили наликом из профсоюзной кассы. От радости он переборщил с освещённостью, не оставив и тени интеллекта на их лицах.
– Да, но меня тут нет, – сказала я начальнице.
– Как нет? Я подписывала все, и твою в том числе. – Она перевернула стопку и, перелистав, по надписанным фамилиям быстро нашла моё фото и протянула его мне.
– Кто это? – восклинула я. Тётка на фото не была похожа на ту, которую я каждый день вижу в зеркале.
– Евгения Леонидовна! Прошу вас наградить меня НЕ повешением на Доску почёта! – стала я умолять начальницу. – Ну пожалуйста! Я сама себя не узнаю.
Она задумалась, как, не нарушая общий регламент, выйти из этого положения. Наконец она пошла мне навстречу, разрешив сделать новое фото.
Дома я прямо с порога рассказала мужу о своём горе.
– Фотографии не врут, – ответил он, руководствуясь мужской логикой.
– Ты хочешь сказать, что женился вот на этой мымре? Ну тогда я не понимаю, куда ты смотрел! – Достав из сумки фотографию, я протянула ему.
Он, чуть не падая от смеха, выдернул фотографию у меня из рук и разорвал её на мелкие клочки.
– Так! – сказал он, прикинув в уме алгоритм действий. – Времени у нас мало. Нам нужна плёнка, освещение и достойная модель.
Отослав сына в хозяйственный магазин за плёнкой, мне он велел переодеться и навести марафет.
Когда всё было готово, он приступил к съёмке.
Вот уж не думала, что для того чтобы сделать один снимок, затеется такая кутерьма. К поставленной задаче муж подошёл как профессионал. Квартира на целый день превратилась в фотостудию. Чтобы успевать за распоряжениями мастера я позвала подругу. Она была и за стилиста, и за костюмера, сынуля за осветителя.
Муж каждый кадр делал с нового ракурса, заставляя меня входить в образ, меняя позы, а сына, следующего за его указаниями, тягать по всей комнате торшер.
Я уже притомилась переодеваться и менять причёску, а муж, глядя в глазок фотоаппарата, отрицательно качал головой, говоря, что это всё не то. Уже и плёнка заканчивалась, когда он на последнем кадре сказал:
– Вот та женщина, которую я люблю!
Я встрепенулась. Радостно указывая на себя пальцем, я кричала:
– Это я! Я здесь!
– Нет! Женщина, которую я люблю – вот там, – сухо сказал он, показывая на фотоаппарат.
Потом он долго колдовал в ванной, проявляя плёнку и печатая фотографии. Из тридцати шести кадров самый последний был действительно здоровским. На нём я была похожа на актрису, которую не стыдно поместить на обложку журнала.
Довольная результатом проделанной работы, я, такая простодушная дурочка, показала снимок в нашем отделе.
– Это называется пощечина общественному мнению, – увидев моё фото, сказала Ирина Григорьевна.
– Умеешь ты, Синичкина, взбаламутить стоячее болото, – добавила Инга Михайловна.
– Да что тут такого? – возразила я.
– Ага, ничего особенного, просто все люди как люди, а ты – Джина Лоллобриджида! – подлила яду Дроздова.
– Да! Все люди как люди, а ты – звезда! – уточнила Колосова.
– Не вздумай вешаться в таком виде, будь скромнее. Иначе тебя встретят в коридоре и устроят тёмную, – дала дружеский совет Ферапонтова.
Я отнесла фотографию в профком, когда Доска почёта была практически оформлена. Для меня было оставлено место.
Председатель профкома, увидев моё фото, чуть не поперхнулась. Разительный контраст с другими ударницами коммунистического труда бросался в глаза. Сама того не зная, я поставила её в щекотливое положение. Оказавшись между двух огней, она была в замешательстве.
И тогда она приняла соломоново решение – Доску почёта повесили в самый тёмный угол под лестницей чёрного входа.


лотос, тысячелепестковый

СЛОВАРЬ ИНОСТРАННЫХ СЛОВ. ТРИ СЛОВА, КОТОРЫЕ ПЕРЕВЕРНУТ ВАШЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЖИЗНИ

     Три ключевых слова, значение которых вам неизвестно: толерантность, демократия, право.

Термин «ТОЛЕРАНТНОСТЬ» имеет медицинское происхождение и означает полное или частичное отсутствие иммунологической реакции; потерю или снижение организмом способности вырабатывать антитела. Таким образом, толерантность ведет к смерти организма.
ДЕМОКРАТИЯ (греч.: демос – народ + кратия – власть) – в современном понимании общественно-политический строй, основанный на признании принципов народовластия и гражданского равноправия. Однако в Древней Греции «демос» – это свободные граждане, имеющие рабов, т.е. рабовладельцы. А народ – это «охлос»: (охламон) – человек из народа, который в демократической Греции права голоса не имел.

"ПРАВО – это воля господствующего класса, возведённая в закон". В. И Ленин.
лотос, тысячелепестковый

22.04.2019

    Друзья! Поздравьте меня!

Мой роман «СИМФОНИЯ ДО-МАЖОР»

признан Союзом писателей России и отмечен

Дипломом литературного конкурса в номинации «Проза»


    «Лучшая книга года» 2016 – 2018гг.
лотос, тысячелепестковый

Скворцы прилетели! На крыльях весну принесли!

    Весна пришла! Скворцы – первые посланники долгожданной весны, уже здесь. Ещё кое-где лежит снег, но эти отважные пернатые спешат вернуться из южных краёв домой. На родину, где они когда-то родились, их влечёт древний инстинкт.
    Я их обожаю. В своём чёрном оперении с фиолетово-зелёными оттенками, скворцы выглядят строго и гордо. Проворные, они расхаживают по земле в поисках насекомых, держа себя при этом с большим достоинством.
    Вернувшись домой и чуть-чуть отдохнув от долгого перелёта, они заводят свои радостные, жизнеутверждающие трели. Скворцы прекрасные певцы и подражатели звукам и голосам других птиц. За это скворца называют пересмешником.
    Интересные они, знают что-то такое, что нам неизвестно. С начала нулевых орнитологи стали обнаруживать в их гнёздах больше трёх яиц, в то время как раньше скворцы откладывали по одному. Похоже, их кто-то предупредил о глобальном потеплении, и они отреагировали на него ростом рождаемости. Численность популяции стала расти в геометрической прогрессии*. Они стали заселять новые территории. Единственная преграда для этого сообразительного народца – холодный климат. Когда в Россию приходит осень, они, собравшись в огромные стаи, снимаются с места и направляются тёмной тучей в тёплые края. По пути пернатая армада проводит санитарную обработку лесов, спасая их от насекомых-вредителей, заодно обчищая сады и поля с неубранным урожаем, тем самым нанося неисчислимый ущерб.
    Наши российские скворцы облюбовали Италию, став ещё одной достопримечательностью Рима. С поздней осени до ранней весны, сбившись в многотысячные стаи**, они закладывают виражи над Вечным городом. Словно повинуясь руке невидимого художника, миллионная стая рисует в небе завораживающие сюрреалистические картины. И кажется, что это движется огромное одушевлённое существо.
    Но жителям Рима не нравится такой наплыв непрошенных гостей, которые сверху гадят на достопримечательности, на машины, на головы жителей и туристов. Без зонта нельзя выйти на улицу. Эти поганцы без всякого уважения относятся не только к историческим памятникам. Для них не существует никаких заслонов, они не останавливаются даже перед святостью Ватикана.
    Власти города тратят большие средства и прикладывают неимоверные силы на поддержание чистоты и борьбу с этой напастью. Но все их усилия оказываются напрасными, один налёт чёрной птичьей тучи сводит все усилия на нет.
    А начался этот беспредел после 2000 года. Может, это какое-то предупреждение или знак? Может, они за что-то мстят Европе?
Как можно спасти Европу от этого стихийного бедствия? Чем помочь?
     Европа! Есть единственный способ: молись за благоденствие и процветание России! Чтобы у нас наконец настало обещанное потепление климата. Чтобы колосились наши бескрайние поля пшеницы и сады ломились от урожая. Чтобы никто не уезжал, не улетал. И если Рим когда-то спасли гуси, то скворцы его просто похоронят под толстым слоем удобрения.

-------------------------------------
* Продолжительность жизни скворцов примерно 12 лет. Пара взрослых скворцов производит на свет от 3 до 8 птенцов.
**По примерным подсчётам, каждый год в Риме собираются на зиму 4 миллиона скворцов.

лотос, тысячелепестковый

БОННИ И КЛАЙД. ВСЁ КАК У ЛЮДЕЙ. рассказ

  Как трудно найти в этом мире свою половинку! Даже в пространстве, перенаселённом подобными тебе существами, трудно найти близкую душу. И всё же иногда провидение сталкивает двоих, которые при первой встрече видят в ней перст судьбы.
Такова история новых Бонни и Клайда, оказавшихся по воле рока в резервации.

На Клайда трудно было не обратить внимание: на фоне общей массы он выделялся своим непримиримым и бесстрашным характером. Пытаясь всколыхнуть застоявшееся болото, его бунтарский дух призывал противостоять существующей системе. Он взывал к памяти праотцов, которые свободно жили на планете до тех пор, пока не произошёл захват, пока чья-то злая воля не прибрала их к рукам, найдя им применение в своих интересах. И теперь их стали разводить в качестве расходного биоматериала.
У Клайда это рождало глухую ненависть. Он не собирался подчиняться системе, и в поисках соратников разжигал дух сопротивления, призывая массы к мятежу: «Даже раб имеет право на жизнь; но вы имеете только право на смерть. А там – впереди – свобода!»
Слухи о призывах Клайда быстро распространились. Однако окружение не разделяло его революционный пыл. Понимая безысходность своего положения, все считали это пустой и даже опасной затеей. Все смирились с выпавшей им долей. При этом в каждом теплилась надежда на гуманность хозяев, которые смогут освободить их, как только позволят обстоятельства. А то, что об их жалком бытии кто-то заботится, их даже устраивало.
Клайд безуспешно пытался поднять массы на бунт, а его сторонились. «Они готовы молиться на своих благодетелей только за то, что им создаются условия для существования!» Его бесило такое покорное, рабское отношение к системе.
Одна лишь Бонни разделяла его взгляды. Обоих роднила идея освобождения. Несмотря на предшествующие поколения предков, живших в изоляции, в их генах ещё сохранилась реликтовая память прародителей, живших на планете вольно и свободно.
Когда Клайд понял тщетность своих усилий, он решил взять судьбу в свои руки и показать всем остальным на своём примере выход из системы. Сколько ему было отмерено никто не мог знать, но в любом случае за оставшееся время Клайд хотел осуществить задуманное и своим подвигом вызвать резонанс, за которым должна последовать цепная реакция.
Однажды, держась поодаль от соотечественников, он рассказывал Бонни о своём плане побега, когда неведомая сила подхватила их обоих и перенесла в ещё более тесную камеру. Прозрачные стены новой тюрьмы создавали впечатление простора, но стоило только приблизиться к преграде, как иллюзия свободы рассыпалась.
           Новый зигзаг в судьбе ещё больше разозлил и прибавил решительности Клайду.
– Я хочу сам распоряжаться своей судьбой. Я не могу жить в замкнутом пространстве! А ты? Ты готова последовать за мной?
– Клайд! Я боюсь!
– Бонни! Я вытащу тебя отсюда, чего бы мне это не стоило! Послушай: главное – нам надо добраться до ближайшей воды. Шестое чувство подсказывает мне, что она где-то рядом. Я должен разведать сухопутный путь.
На прощание Клайд обнял Бонни, и они слились в одно целое.
– Больше нельзя откладывать побег. Решайся!
Он ловко извернулся своим мускулистым телом, уверенным движением подтянулся кверху и с трудом раздвинул канаты, натянутые вдоль и поперёк в качестве решётки. Протиснувшись сквозь образовавшееся отверстие, он оказался на свободе. Этот безводный участок пути был самым сложным и опасным. Ему предстояло найти самый короткий путь к воде и, не растратив силы, добраться до её источника.
Оставшись одна, Бонни не могла совладать с собой. Она металась в западне, не зная, как поступить. Наконец она решилась и, повторив трюк Клайда, выбралась на волю. По его мокрому следу спустилась вниз. Перед ней преградой возникла высокая белая стена, скрывающая от неё то пространство, куда уходил след Клайда. Стараясь найти лазейку в стене, Бонни двигалась в одном направлении. Но стена изгибалась по кругу, отчего казалась бесконечной и непреодолимой.
Бонни выбилась из сил, её мучила жажда, и её гибкое тело, покрытое эластичной кожей, стало черстветь. Она чувствовала незримое присутствие Клайда за этой белой непреодолимой стеной. Приникнув к преграде и собравшись с силами, она позвала его: «Клайд! Клайд! Я здесь! Я рядом! – Ответа не последовало. – Я люблю тебя!» – крикнула она на последнем вздохе.

Вечером того же дня в помещение, где разыгралась драма, вошла хозяйка квартиры. Первым делом она поспешила проверить свою необыкновенную покупку из аптеки.
«Неужели сбежали?» – подумала она внимательно осматриваясь вокруг, и снова перевела взгляд на банку с надписью «пиявки медицинские – 2 штуки, производитель: Биофабрика, г. Балаково». На прикрывающей её марле была видна маленькая дырочка. – «Вот же глупые! На свободу вырвались. Где их теперь искать? Жалко, сдохнут ведь, и пропадут мои сто рублей!»
Она стала отодвигать стулья в надежде что найдёт их ещё живыми, но так и не нашла.
Прошло несколько дней. Забыв о своей пропаже, женщина занималась пересадкой цветов. Под одним из горшков она увидела два скукожившихся комочка. Это были Бонни и Клайд.      
лотос, тысячелепестковый

СИМФОНИЯ ДО-МАЖОР. роман

Дорогие мои читатели!  Пройдя по этой ссылке вы можете полистать роман "Симфония до-мажор", почитать фрагмент и заказать книгу. https://ridero.ru/books/simfoniya_do-mazhor/     

Буктрейлер к роману "Симфония до-мажор"    https://www.youtube.com/watch?v=urc9W2-